Наш спецпроект
26 декабря 2019 г., 07:01, ИА "Амител"
Не все люди открыты новому, но если все-таки доверяются инновациям, то получают больший результат
Руководитель группы компаний 'Сохрани зерно' Алексей Шурутов

По мнению руководителя группы компаний "Сохрани зерно" Алексея Шурутова, агропромышленный комплекс Алтайского края – лучший в Сибири. В эфире радиостанции "Эхо Москвы Барнаул" он поделился, как образованные и не боящиеся новаторства хозяйственники способствуют этому. Барнаульский предприниматель рассказал, какую роль играют молодые и творческие натуры, приносящие в сферу смелые идеи, и почему важно, чтобы государство поддерживало их потенциал.

– Алексей, по традиции начнем разговор непосредственно с вашей компании – чем занимаетесь?

– Изначально "Сохрани зерно" – это инжиниринговая компания. Наша работа включает в себя проектирование, производство, строительство. Рынок сформировал особые требования ведения бизнеса в отрасли возведения сельскохозяйственных зданий и сооружений – и именно это привело к созданию трех направлений деятельности нашей компании. Мы возводим зерноочистки, сушилки, элеваторы и другие сооружения, в которых происходят сложные технологические процессы по переработке растительного зерна.

– "Сохрани зерно" – это группа компаний. Какие организации входят в состав?

– Раньше у нас все было в одной компании, а сейчас мы дифференцируем бизнес для его оптимизации. Инжиниринг у нас теперь в одной организации, проектирование, стройка – в другой, производство – в третьей, продажи будут вручены другим компаниям, причем в разных регионах.

– Расскажите, кстати, в каких регионах вы предоставляете свои услуги?

– Как правило, мы обеспечиваем производственные процессы на своих объектах и очень мало продаем оборудование для каких-то других предприятий. В европейской части России мы охватываем территории от Рязанской области до Орловской. Наши объекты стоят в Татарстане, Омской, Новосибирской, Красноярской областях и вплоть до Приморского края.

– С чего начался ваш путь в качестве бизнесмена?

– В 2012 году я ушел из крупного агропромышленного холдинга после пяти лет работы. А до этого еще пять лет я проработал в нефтехимии, где посвятил себя строительству газо- и нефтедобывающих объектов. То есть изначально я получил опыт организации строительства как такового – что он собой представляет именно на примерах каких-то сложных сооружений, – а потом уже в агропромышленном холдинге взял знания по специфике, которой сейчас и занимаюсь. Уйти в свободное плавание по просторам предпринимательской деятельности я решил, когда мне было 33 года.



– Что вас к этому подтолкнуло? Долго ли вы шли к собственному бизнесу?

– Вообще попытки начать свой бизнес были еще по окончании учебы в университете. Первую организацию собрали с пацанами сразу после вуза – пытались создавать инновационное программное обеспечение для строительства, так называемые IT-технологии. Но все складывалось по принципу "лебедь, рак и щука", который не привел к какому-либо результату. Идею ту я не закинул, кстати, как раз сейчас реализуем инновационный IT-подход к ведению строительного бизнеса.

Пообщавшись с коллегами год назад на новосибирской конференции по IT-предпринимательству в сфере строительства, я готов заявить, что наши идеи вырвались далеко на всероссийском уровне.

– В чем суть этих идей?

– В настоящее время так называемая рыночная экономика полностью отрубила творческое начало подхода к работе. И это является фактором, который повлиял на качественный рынок труда в России. Наш подход состоит в том, чтобы в рамках системы организации труда изначально предлагать творчество, которое потом уже выкладывать на материальный уровень.

– Как это удается? Это ведь далеко не просто.

– Да, этого добиться сейчас сложно. За последние три года – время, когда мы очень настойчиво стали вводить этот подход в структуру управления, – на 70, а то и на 80% пришлось поменять кадровый состав. Меняли причем неоднократно – как оказалось, люди не готовы идти в это новое направление. Страхи многих не дают им развиваться и проявлять себя творчески.

– Как человека раскрепостить, чтобы творчество вырвалось из него?

– На это нет прямого ответа. Это индивидуальный подход к каждому человеку. Индивидуальный вход в проект. В том-то и дело, что творчество не имеет какой-либо системы. Система начинает появляться, когда творчество начало уже материализовываться. Изначально творчество нельзя контролировать. Надо понимать, как персонально войти в проект и правильно реализовать свой потенциал.

– Какие в вашей компании успехи благодаря смене векторов?

– Наши технические решения, которые мы реализовываем в сфере переработки, реально инновационные. И это не просто слова – многие наши клиенты это подтвердят. Эти услуги на рынке нашего сегмента не из дешевых, но это обоснованно. Потому что наши решения строго индивидуальные, не похожие на другие и друг на друга, они не находятся в каких-то рамках и шаблонах. Более того, наши услуги не ограничивают как-то конкурентов, наоборот, коллегам это дает толчок для развития, что, в свою очередь, и нас подстегивает идти еще дальше, быть еще лучше.

– То есть так просто ваши решения скопировать?

– В том-то и дело, что нет. У меня есть яркий пример. В 2012 году был реализован мой проект. Так вот, просто даже срисовать его чертеж у людей не получается. И мне кажется, это еще и потому, что многие не понимают ценности наших предложений для объектов.

Но если говорить о воровстве идеи – в этом смысла нет вообще. Как показывает практика, если ты что-то своровал, это у тебя жить не будет.



– Расскажите, пожалуйста, какие решения вы предлагаете рынку?

– Кто работает в нашем сегменте, знает, что такое производительность. То есть базовая основа – это производительность и технологичность наших линий. В наших проектах если мы заявляем об этих составляющих, то они и будут фактически. Возможно отклонение на 10-15%, которое зависит от качества поступающего продукта. Иногда сталкиваемся с непониманием клиентов: они нам говорят, к примеру, а вот такой-то поставщик сделает такую же производительность по цене ниже в два раза. Что я могу сказать – чудес на свете не бывает. Уже неоднократно так было, что люди, поверившие таким показателям, впоследствии разочаровываются.

– Каким объектом вы гордитесь?

– В настоящее время у нас идет реализация объекта в Камне-на-Оби. И там приемка с поля будет стандартная, а вот семенную линию устанавливаем инновационную. То есть на выходе будет получение семян, и смысл в том, что технологическая привязка этого оборудования настолько гибкая в разрезе действующих производств, что позволяет получать максимальные преимущества. Она минимизирует затраты на передвижение транспорта, человеческий труд.

Есть несколько уровней занятия семенами: те, кто заготавливают только для себя, кто готовит для себя и для соседа и кто производит для рынка. Так вот рынок требует жесткого подхода и дорогостоящего оборудования для получения семян. И на объекте в Камне-на-Оби перед нами стояла задача помочь клиенту добиться высокого качества продукта с минимальными для него тратами.

Надо понимать, что наш рынок в Алтайском крае – это постоянное движение денег, сельское хозяйство ликвидно и привлекает много недобросовестных поставщиков с огромным количеством оборудования. Помочь клиенту не потеряться в этом "фарше" и выбрать то, что действительно ему нужно – это дорогого стоит. Важно еще показать решение, которое сработает только в его пользу. Иногда заказчику очень сложно объяснить суть вопроса и доказать, что вот эта дешевая машина не даст хорошего результата. Причина этого заключена в привлекательности для клиента дешевизны, а не качества и производительности.

– Как перевоспитать нашего алтайского агрария?

– Не надо его перевоспитывать. Все руководители, которые на данный момент выжили в отрасли, прекрасно понимают, что для развития нужно постоянно учиться. Постоянное повышение знаний и квалификации – не только в сельском хозяйстве, в любой отрасли – может помочь видеть важное и добиваться успехов и внушительных результатов.

– Где учитесь вы как предприниматель?

– В настоящее время я студент Новосибирского государственного экономического университета. Но там я получаю другие знания для других процессов, не для сельского хозяйства, а именно для своего бизнеса.

– Что вас заставило пойти за вторым высшим образованием?

– Скажем так, финансовая неграмотность. Чтобы дальше развивать бизнес, нужно уметь обращаться с финансами. Проучившись год, я могу сказать, что это было правильное решение. Есть несколько аспектов, важных для любого бизнеса. Расскажу на примере растениеводства: успех здесь возможен при наличии грамотного агронома, грамотного инженера, грамотного финансиста и грамотного управленца, который заставит эти три ветки правильно крутиться.

Финансовая безграмотность является во многих хозяйствах камнем преткновения при принятии эффективных решений.

– Как бы вы еще могли оценить состояние сельского хозяйства как отрасли в целом у нас на Алтае?

– Лучшая в Сибири.

– На основании чего вы делаете такой вывод? Потому что много ездите по многим другим регионам и общаетесь с хозяйственниками?

– Да, конечно.


– В чем мы лучшие?

– Во-первых, максимально инновационный подход, применение современных методов растениеводства… У нас очень сильно развито введение новаторских систем земледелия. Я знаю несколько хозяйств, которые благодаря свежему взгляду на работу получают очень серьезные результаты.

У нас огромная разница между хозяйствами. Например, возьмем два одинаковых, расположенных рядом предприятия: один убирает с поля под 40 центнеров пшеницы с гектара, другой – 12 центнеров. Причина этого в уровне образованности, а не в наличии или отсутствии каких-то материальных средств. Нужно учиться и откидывать свои страхи, тогда будет результат.

– К примеру, возьмем ваш объект в Камне-на-Оби. Какие результаты позволит получить аграрию ваше оборудование и ваши услуги?

– Качественные семена. Норма высева сразу уменьшится на гектар. Применение гравитационных систем из общего объема зерна позволит выделять именно семена, имеющие наибольший потенциал, сильные семена. Технология для этого применяется непростая, на пальцах объяснить не получится.

– Но в любом случае есть новаторские решения, которые позволяют выбрать самые сильные семена, и при этом сделать это не вручную и не поштучно?

– Есть несколько решений. На разном уровне есть разный набор оборудования, который, в принципе, будет эффективным.

– А вы используете только свое оборудование или сотрудничаете с кем-то?

– Изначально мы внедряли оборудование других компаний, а потом у нас появилось собственное производство, потому что рынок не мог обеспечить нас нужной техникой необходимого качества. Но сейчас мы производим не абсолютно все. Сотрудничаем с несколькими поставщиками. Основной флагман – это швейцарская компания "Бюлер", поставляющая нам зерноочистительные машины. Именно наша организация положила начало появления этих машин в регионе и в Сибири в целом.



– Вы сотрудничаете с европейскими и российскими компаниями. Что можете сказать о развитии машиностроения за рубежом и в России?

– Это философский вопрос. Недавно на выставке в Краснодаре коммерческий директор одной отечественной компании задал мне вопрос: "Почему наше оборудование не покупаете?" – "Ну вот посмотрите сами: пневмостол ваш и пневмостол той же немецкой компании "Петкус", вы остались в 70-х годах прошлого века, а "Петкус" – это XXI век".

– А есть у нас в стране производители, которые очень уверенно и стремительно шагают вперед?

– Есть попытки движения. Но сразу скажу: все попытки инновационных прорывов – это копирование европейских технологий. Тут циклическая связь получается. В Советском Союзе был очень сильный научный пласт, который обеспечил хорошее аналитическое и практическое начало для производственного рынка, и Запад в свое время откровенно своровал эти решения. А сейчас происходит обратный процесс. По идее, мы берем свои же решения и применяем их на своих производителях. И, кстати, есть технические решения, разработанные в СССР, которые Запад до сих пор не может реализовать у себя. Например, сушилка ДСП-32. Я считаю, что это сама лучшая сушилка в мире: процессы, которые в нее заложены, западные специалисты понять не могут.

В общем, есть огромный потенциал в технических решениях, которые разработала наша наука. Причем не только в агропромышленной сфере, но и в других отраслях.

– Хорошо, а как это все использовать на благо нашей экономики?

– Есть попытки. На рынок вышло достаточное количество молодых специалистов, которые развивают это направление. Причем Алтайский край очень показателен в этом – мы далеко впереди шагаем даже от европейский регионов страны по внедрению каких-то инновационных решений в разработке оборудования. Алтайский край вообще всегда славился светлыми головами! Главная задача государства – не сломать эти молодые умы, а поддержать их, раскрыть это творческое начало, которое еще так полыхает.

– По образованию вы инженер-технолог строительного производства АлтГПУ. То есть специальность вообще не связанная с агропромышленным комплексом. Как вы пришли в эту сферу?

– Жизнь привела. Пять лет после института я ездил в командировки по территориям бывшего СССР, набирался опыта – линейного, производственного. И я всегда понимал, что мое место в родном крае. А чем заниматься в Алтайском крае? Развивать сельское хозяйство. И как-то жизнь сложилась, что я попал в агропромышленный холдинг, где приобрел уже технологические знания.

– Ваша компания сотрудничает с Алтайским фондом МСП. С ним вы ездили в Египет. Поделитесь, пожалуйста, этим опытом.

– Это программа нашего региона по развитию внешних продаж, внешнего рынка. Мы уже занимались экспортом с Казахстаном, но все-таки приходит время, когда бизнесу необходимо еще большее развитие. И как раз таки поездка в Египет помогла понять, что пора пересматривать свое дело и перестраивать его в соответствии с мировыми требованиями, для того чтобы можно было реализовываться в полной мере на зарубежном рынке. Понятно, что стандартных решений для наших каких-то пробелов нет, потому что мы инжиниринговая компания, и в том, в чем мы выигрывали здесь с точки зрения технологий, за границей не срабатывает. Там нужен конечный продукт, чистая продукция. А уровень нашей "фишки" – технологичности – заграничным клиентам неинтересен.

Что мы можем на рынке представить сейчас – так это через какие-то государственные, общероссийские программы зайти туда со своими техническими решениями. Но нужно какое-то лобби на высшем уровне. Найдем мы его или нет, пока сказать сложно. Постараемся сейчас перестроить свой бизнес так, чтобы наша продукция устраивала вешний рынок в полной мере. Будем показывать себя только с лучшей стороны.



– Продолжите фразу: "Мой бизнес – это…"

– Это жизнь, судьба. И все-таки это творчество.

– Желаю успехов в вашем высокотехнологичном творчестве. А всем нашим слушателям напомню, что более подробную информацию о центре "Мой бизнес" и о том, какую поддержку оказывает Алтайский фонд МСП, можно получить в городе Барнауле на ул. Мало-Тобольской, 19, и на портале мойбизнес22.рф.