Ваш браузер Internet Explorer устарел и не обеспечивает полноценную и безопасную работу с сайтом.

АССАНОВ НИКОЛАЙ

Николай Иванович Ассанов — потомственный Почетный гражданин Российской Империи. Исторические корни фамилии Ассановы значатся в реестре «Переписи всея Руси» в годы правления Ивана Васильевича Грозного (1534-1584 г). У государя хранился особый список привилегированных и звучных фамилий, среди которых была фамилия Ассанов. Указом царя было прописано, что «сие фамилию нельзя менять до конца правления царя и его династии».

По архивным документам Ассановы были знатными людьми — боярами, вотчинниками, духовенством, наместниками, окольничими  при царских персонах — Борисе Фёдоровиче Годунове и Михаиле Федоровиче Романове. А Василий Ассанов вместе с женой Ефимией  в 1581 году был на седьмой свадьбе Ивана Грозного с Марией Нагой,  а их сын Никита — поезжанином.       По архивным данным Ипатьевского монастыря представители рода Годуновых и Ассановых  захоронены  в 3-ей Годуновской усыпальнице  в склепе Ипатьевского монастыря Святой Троицы в городе Костроме. В Бийске род Ассановых  прославил Николай Иванович, который 16-летним подростком после окончания коммерческого отделения  Ирбитского уездного училища, приехал на службу к купцу-чуйцу Ивану Петровичу Котельникову.

В 1999 году в восьмом и девятом номерах «Краеведческого вестника» была опубликована статья Бориса Хатмиевича  Кадикова «Николай Иванович Ассанов — купец, меценат, просветитель». Это была первая статья, где широко представлялась его деятельность и его человеческое лицо, не какого-то  мироеда, а честного, щедрого и порядочного человека, заслужившего глубокое уважение горожан, купцов, монголов и китайцев. Николай Иванович нажил капитал своим трудом, своей невероятной работоспособностью. Человек широких взглядов, умный, дальновидный — он всей душой радел за развитие города Бийска, который стал для него родным.  Он постоянно занимался благотворительностью, выделяя большие деньги на общественные мероприятия, на закупку предметов первой необходимости для малоимущих жителей города, на оплату учебы их детей, на бесплатные завтраки для учащихся. В 1891 году он был избран купеческим старшиной и пробыл в этом чине до 1906 года. За усердие был награжден Китайским правительством орденом Двойного дракона 4 степени и Министерством иностранных дел России  Золотой медалью на Станиславской ленте. Как человек глубоко верующий, жертвовал большие средства в Храмы города. В 1907 году Николай Иванович вместе с женой Марией Андреевной положили 2 пуда серебра 84 пробы стоимостью 3000 рублей на ризу (облачение) престола Троицкого Собора. С 1908 года — он гласный городской Думы, а также один из учредителей городской газеты «Алтай». В этой газете в 1913-1915 годах были опубликованы очерки моего дедушки Павла Михайловича Ассанова под общим названием  «Жертвы золота» — «Сторублевая», «Расчёт приисковых рабочих», «Обвал на прииске». К сожалению, другие рассказы не сохранились.

В 1906 году Еленой Григорьевной Морозовой было построено здание женской гимназии, а вот на мебель, учебные пособия нужно было собрать деньги. С подписным листом к купцам пошли самые красивые гимназистки. Эту идею подсказал Николай Иванович. Большие взносы выделили Н.И. Ассанов — 4000 рублей,  В.Н.Осипов — 2000 рублей, А.П.Фирсов – 3000 рублей, Р.З. Кузнецов — 1000 рублей. А всего Николай Иванович затратил на женскую гимназию более 25000 руб. В этой гимназии училась  его красавица дочь Людмила. В 1908 году городская Дума приняла решение о строительстве мужской гимназии. С ходатайством по этому поводу в Томск были направлены Николай Иванович и Алексей Данилович  Васенёв. Разрешение на строительство было получено, штат гимназии был подписан губернатором. Николай Иванович собрал средства на проект самого здания, на покупку земли для строительства, а также большую сумму денег он вкладывал в организацию и содержание мужской гимназии. В ноябре 1911 года профинансировал организацию праздника, посвящённого 200-летнему юбилею М.В. Ломоносова. Постоянно выделял деньги на учебники, оплачивал счета за электроэнергию и телефоны гимназий, закупил полный набор инструментов для духового оркестра мужской гимназии. Он являлся попечителем обеих гимназий. В 1911 году он занимает пост помощника председателя местного отделения Российской экспертной палаты.

Николай Иванович ратовал за широкое  изучение Сибири и улучшения жизни в ней. Занимаясь торговлей с Монголией и понимая важность знания монгольского языка, предлагал в одном из училищ города открыть кафедру по изучению монгольского языка. Сам он хорошо знал этот язык, изучал китайский. Постоянно оказывал большую помощь исследователям Центральной Азии. О нём хорошо знали ученые и путешественники — Козлов, Певцев, Позднеев, Григорий Николаевич Потанин. Все они были у него в гостях Бийске и в его монгольской резиденции в городе Кобдо. Надо отметить, что Г.Н.Потанин хорошо рисовал. В нашей семье сохранился портрет моего дедушки, нарисованный Григорием Николаевичем. Видимо, такие портреты были в семье Николая Ивановича, но, к сожалению, они не сохранились.    Профессора Томского университета  Боголепова и Соболева, получая от Николая Ивановича финансирование на проведение своих исследований в Монголии, посылали отчеты в Петербургскую Академию.

Российская Императорская Академия присвоила ему звание члена-корреспондента Академии наук за большой вклад в исследование Центральной Азии. Он был единственным из сибирских купцов, получившим такое высокое ученое звание. Также он профинансировал экспедицию гимназистов города по Горному Алтаю  и на Телецкое озеро, которую возглавил учитель словесности и истории Виктор Николаевич Пепеляев, позже он был избран в четвертую Государственную Думу, затем занимал пост премьер-министра при генерале Колчаке. И Колчак, и Пепеляев были расстреляны в 1920 году около Иркутска, а тела сброшены в Ангару.

Летом 1913 года Николай Иванович выделил 700 рублей технику путей сообщения Вячеславу Яковлевичу Шишкову, в задачу которого входило исследование Чуйского тракта и подготовка предложений по его новой, более комфортной и безопасной трассе, так как после Онгудая шла вьючная горная тропа, обрывистая и опасная. Этих денег хватило для завершения работ до осени. В 1914 году началась Первая мировая война, и строительство тракта было приостановлено. Надо отметить, что Вячеслав Яковлевич искренне любил Алтай, он писал: «Алтай очень хорош. Я давно люблю его. Хочется воспеть его, прославить его, но где мне взять звучных струн, где взять мощь и красоту слова!». И всё-таки он взял мощь и красоту слова в своих очерках, рассказах «По Чуйскому тракту», «Чуйские были», «На Бии», повести  «Тайга», романе «Угрюм-река». В Заречье есть улица его имени, видимо, с неё и начинается Чуйский тракт.

В годы войны под наблюдением Николая Ивановича для нужд действующей армии было отправлено огромное количество лошадей и большие партии сыромятной кожи в Омское военное интендантство. Там эту сыромятную кожу пускали на армейские нужды, так как вся тягловая сила в войсках было конная, и кожа требовалась в огромных количествах. Не остался Николай Иванович в стороне и от беды, навалившейся  на Монголию. Там свирепствовала оспа, люди вымирали целыми семьями. Он на свои деньги закупил вакцину для прививок от оспы, ни один монгол, получивший прививку, не заболел. Монгольское правительство по достоинству оценило этот благородный поступок Николая Ивановича, а авторитет его ещё больше укрепился.

Благодаря Николаю Ивановичу выжила лошадь Пржевальского. Об этих лошадях ничего не было известно, пока сам Пржевальский не привёз череп и шкуру этой лошади в Петербург. Это была сенсация! Западные  любители диковинок загорелись желанием приобрести их для своих зоосадов. По просьбе барона Фальцфейна, владельца частного зоопарка диких животных в Аскании-Нова, и Карла Гагенбека, торговца дикими животными, Николай Иванович организовал отлов и отправку через Бийск 53 жеребят. На подворье Ассанова жили два жеребенка около двух лет. Увез их в Петербург князь Ухтомский, о чём знал государь Николай Александрович. Лошади сохранились как вид. Их потомки живут в зоопарках, успешно расселяются в Чернобыльскую зону и на историческую родину в Монголию, где они были истреблены. Имея звание купца первой гильдии, Николай Иванович мог беспрепятственно отправляться в любую точку Российской Империи. Он получил особый виц-мундир тёмно-зелёного цвета, ему полагалось шпага, а также русская купеческая одежда и сабля. Этот обычай был установлен еще в XVIII веке и соблюдался вплоть до революции. Он имел право совершенно свободно являться на прием к губернатору и даже к императору для решения своих насущных вопросов.  Очень интересная история получилась с покупкой бронзовой статуи Гермеса, в греческой мифологии сын Зевса, бог торговли и прибыли (в римской мифологии Меркурий). Купил он ее в Нижнем Новгороде за большие деньги для купеческого собрания. Эта статуя была изготовлена в 18 веке  и являлась точной копией оригинала, хранившегося  в Дрезденской галерее. Но бийское купечество отказалось выкупать ее из-за нехватки средств в казне. Так эта статуя осталась у Николая Ивановича, чему он был несказанно рад. Она украшала его большой зал в новом особняке. Статуя сохранилось до настоящего времени и стоит в купеческом кабинете в нашем музее.

Николай Иванович и вся его семья были людьми начитанными (это, кстати, отличительная черта всех Ассановых), имели большую библиотеку, выписывали журналы, газеты, интересовались живописью, покупали подлинники и копии картин знаменитых художников, также фарфор и произведения искусства монголов и китайцев. В музее сохранились некоторые  вазы, статуэтки, ими можно полюбоваться. Труд Николая Ивановича был достойно оценен правительством Российской Империи. Он имел 5 медалей – «За усердие» на Станиславской, Владимирской и Андреевской лентах, медаль за участие в деятельности Красного Креста во время Русско-японской войны, орден Святого Станислава.