Алтайский фонд МСП приглашает принять участие в тренинге «Генерация бизнес-идеи» для потенциальных и начинающих предпринимателей, который состоится 18 февраля 2019 г.

Основной задачей тренинга является выбор наиболее приемлемой и жизнеспособной бизнес-идеи.
По завершению тренинга слушатели смогут:
  • определить критерии выбора успешной бизнес-идеи;
  • определить источники поиска идей для бизнеса;
  • сформировать инструменты оценки идеи для бизнеса на возможность реализации.

Для участия в тренинге необходимо зарегистрироваться до 15 февраля 2019 г. на сайте мойбизнес22.рф или по телефону 8 800 222 8322

Место проведения тренинга: Центр «Мой бизнес», г. Барнаул, ул. Мало-Тобольская, 19.

Участие в программе бесплатное!



Немного истории

Как известно, первые медеплавильные заводы на Алтае (Колывано-Воскресенский, Барнаульский) и рудники были основаны известным уральским заводчиком А.Н. Демидовым в 20-х–начале 40-х гг. XVIII в.

Демидовские владения на Алтае были конфискованы в 1747 г. и стали до Февральской революции 1917 г. собственностью царствующих императоров, управлялись Кабинетом Его Императорского Величества.

С 1747 г. и до конца XVIII в. происходит рост горнозаводской промышленности и ее расцвет.

В первой половине XIX в. сохранились значительные объемы выплавки металлов, но, как отмечают некоторые исследователи, в производстве отмечались черты кризиса.

В период феодализма на Алтае был создан мощный по тем временам горнозаводской комплекс, состоящий из группы металлургических заводов и рудников. Центром горного округа являлся Барнаульский сереброплавильный завод. На Алтае в период феодализма царили крепостнические порядки, основную часть жителей составляли крепостные мастеровые и приписные крестьяне, которые и составляли рабочую силу для алтайских предприятий.

До 1861 г. в Алтайском горном округе условия для частного предпринимательства были значительно хуже, чем в прочих районах Сибири. Частное предпринимательство было в основном сведено к обслуживанию потребностей царского Кабинета. Деньги преимущественно вкладывались в подрядные операции по доставке необходимых в горнозаводском производстве материалов, прежде всего свинца с Нерчинского округа. Даже винные откупа мало способствовали пополнению капиталов местного купечества, ибо находились в руках либо иногородних купцов, либо дворян из Европейской России.

И все же в первой половине XIX в. условия для частного предпринимательства улучшились в сравнении с XVIII в и рубежом XVIII– XIX вв. В 1824 г. купцы и мещане горного округа были уравнены в правах с городскими сословиями других регионов страны и освобождены от заводской барщины.

Частная обрабатывающая промышленность на Алтае даже к середине XIX столетия существовала в зачаточных формах (ремесло и мелкотоварное производство).

Исключение составили три крупчатые мельницы, возникшие в 40–50-х гг. XIX в. Они принадлежали купцам Т. Толмачеву, Щеголеву и генерал-майору Злобину в компании с почетным гражданином П. Подсосовым. 

Сохранились сведения о предпринимателях из Алтайского края, ставших первооткрывателях в том или ином деле. Матвей Пранг в 1864 году в окрестностях Барнаула построил первый в России содовый завод. За счет удачной рекламы и обучения заводчиков использованию соды в мыловаренном, стекольном, кожевенном производствах продукцию вскоре стали покупать по всей Сибири.

Пятью годами позднее Михаил Функ открыл в Барнауле первое в Сибири заведение по производству охотничьей дроби. Он же вместе с А.И. Щербаковым пытался в 70-80 годах установить прямые торговые отношения с Англией через Северный морской путь. В Лондоне зафрахтовали четыре парохода, которые должны были с товаром прибыть к устью Оби и встретиться с баржами Функа и Щербакова, гружеными пшеницей, чтобы обменяться. Однако планы так и не были реализованы. Из-за сложной ледовой обстановки английские корабли до Оби не дошли.
В числе самых знаменитых купеческих семей, сколотивших состояние в дореволюционные годы: Морозовы, Платоновы, Поляковы, Ворсины, Федуловы, Суховы, Смирновы, Мельниковы. Династии были известны как крупнейшие владельцы недвижимости. Многие интересовались не только коммерцией, но и участвовали в общественной жизни, занимали должности во власти и вкладывались в благотворительность, медицину и просвещение.

        
Демидов Акинфий Никитович Васенев Алексей Данилович Морозов Алексей Федорович Сухов Дмитрий Никифорович Ворсин Александр Федорович


Федуловы входили в первую десятку купеческих семей Барнаула по размерам капиталов, оборотам торговли и роли в общественной жизни города. Основатель династии московский мещанин Иван Иннокентьевич остался для потомков неоднозначной фигурой. Как пишет историк Валерий Скубневский, существуют две версии того, как он получил капитал. По одной из них хозяйка, на которую работал Федулов, — барнаульская купчиха Пелагея Щеголева — оставила молодому управляющему наследство по своей милости. Однако есть мнение, что оно было получено незаконно: якобы Иван Федулов мог подделать завещание неграмотной купчихи. В те времена были все основания считать волю почившей необычной: родственников, живших во Владимирской губернии, женщина оставила ни с чем, отдав управленцу основную часть имущества (дом, мельницу в селе Повалиха, золотые прииски). Родственники пытались оспорить завещание в суде, однако Федулов выиграл дело и в момент стал очень состоятельным человеком. Историю в некоторых источниках называют семейной легендой Федуловых.

Династия несколько десятилетий занималась развитием мукомольного дела и хлебной торговли. С годами завещанную мельницу в Повалихе расширили и переоборудовали. Зерно на переработку купцы скупали по всему Алтаю, а муку сбывали в Новониколаевске, Томске, Иркутске.

В начале XX века ежегодный размол муки превышал у Федуловых миллион пудов. Тогда торговыми делами уже занимались сыновья Петр и Иван, открывшие торговый дом «И.И. Федулов с сыновьями». Второе поколение за счет инициативности отца получило высшее образование и обзавелось нравами и бытом дворянского сословия. Известно, что члены династии часто бывали в загородном доме в Повалихе. Что это был за дом, упоминается со слов близких к семье людей: в здании была 21 комната, в окружавшей его березовой роще оборудовали собственное поле для игры в крокет.

Остались изящные портреты членов семьи Федуловых, в том числе Фелицаты, жены Ивана. По семейному преданию, фото, сделанное, вероятнее всего, легендарным барнаульским фотографом Сергеем Борисовым, экспонировалось на выставке в Варшаве и было отмечено золотой медалью. В архивах сохранились фотоснимки, иллюстрирующие жизни семьи. Ей, в частности, принадлежал первый в Барнауле автомобиль «Руссо-Балт», но был через некоторое время продан, «потому что вонял и пугал прохожих». Известно, что ныне потомки Федуловых живут в Москве и Санкт-Петербурге.

История еще одной династии купцов и меценатов, Суховых, прослеживается с конца XIX века до 1917 года. Судя по историческим данным, они относились к коренным барнаульцам, а если и прибыли с других территорий, то до 50-х годов позапрошлого века. Клан был на редкость многочисленным. В 1910 году четыре семьи насчитывали 32 человека. Они занимались кирпичным, кожевенным, свечным производством. Именно в домах Суховых впервые в Барнауле зажегся электрический свет. Купцы открывали собственные магазины и продавали текстиль, обувь петербургских, московских и варшавских фабрик, сельскохозяйственные орудия российских, американских и немецких фирм, мебель, швейные машинки и музыкальные инструменты, чай, сахар, вина и табак, краски, кожевенные изделия по всему краю. Суховы в большей степени были торговцами, чем заводчиками. Свечное и кирпичное производство развития впоследствии не получили, и только кожевенный завод расширялся. Стоимость ежегодно производимой здесь продукции достигала 200 тыс. рублей.   

Известно, что торговый дом Суховых пришел в упадок после того, как отошел от дел глава семейства. В 1911 году неожиданно для банков купцы прекратили платежи кредиторам. Задолженность достигла миллиона рублей. Исследователи отмечают, что одной из причин краха торгового дома стала деятельность российской монополии в текстильной торговле — товарищества «А. Ф. Фторов и сыновья», правление которой находилось в Москве, а магазины работали в Сибири и на Урале. В итоге кредиторы удовлетворились выплатой 50 копеек за каждый рубль займа. Но и после развала торгового дома Суховы оставались состоятельными людьми, продолжая заниматься коммерцией.

Партнеры

Получатели поддержки